Умер очень хороший фотограф Сергей Чиликов, умевший соединять в своих снимках несоединимое. Он не дожил пяти дней до 67-летия

Постановщик непосредственных фотографий

Сергей Чиликов. Фото: Александр Лепешкин

Сергей Чиликов по образованию был философом, кандидатом наук, преподавал в институте, а с начала 1990-х стал профессиональным фотографом. Жил в Йошкар-Оле, выставлялся в Москве, Лондоне, Париже и Риме. В застойные времена был соорганизатором и участником неформального объединения фотографов и художников Йошкар-Олы и Чебоксар «Факт», устраивал «Аналитические выставки фотографии» в родном городе, собирал у себя на даче творческие компании, регулярно организовывал выставки в Москве и других российских городах. В 1990-е стал снимать, как тогда было принято многими, провокативно — с обнаженкой, постановочно, на грани приличий, но с мягким юмором, с полным приятием своих незадачливых героев. Он не столько манипулировал ими, хотя можно и так сказать, сколько превращал в актеров срежиссированных им кадров, мизансцен из провинциальной жизни. Так и продолжал снимать в 2000-е и позже, когда фотомода поменялась, но Чиликов был уже настолько сформировавшимся и известным фотографом, что был вне моды и направлений, со своей темой, исключительно жизненной, но не репортажной.

Постановщик непосредственных фотографий

Сергей Чиликов. Фото: Галерея «ФотоДепартамент»

В 2001 году он начал работать с Ольгой Свибловой, и союз с ней сделал Чиликова знаменитым. Директор Московского дома фотографии показывала его работы у себя в музее, на организованных ею фотобиеннале, на своих стендах на международных фотографических фестивалях и ярмарках. Он был с успехом выставлен на международном фестивале в Арле, ярмарках Paris Photo и Photo London. Работы Чиликова стали попадать в музеи и печататься в книгах. Сотрудничал он и с московскими галеристами, но недолго: фотографии у него оказались мало коммерческими.

Да и характер у Чиликова, как выяснилось, специфический. Он был безусловно умен, но косил под простака, любил придуриваться, а то и побуянить — не со зла, а эффекта ради. Однако был добр и приветлив. Если хотел, мог стать очень обаятельным — такой широкий русский человек, которого иногда хотелось сузить. Все это проявлялось и в его работах.

Когда называют фамилию известного фотографа, как правило, сразу перед глазами всплывает одна его фотография, запавшая в память, ставшая визиткой, она чаще других попадает на афиши выставок и на обложки книг. У Сергея Чиликова такое «Желтое платье»: женщина бежит от зрителя мимо деревянного забора вперед, к дороге, в грозовую тучу. Контраст цветов, диагональная композиция кадра, тяжелая поступь спешащей, но увязающей в песке женщины — саспенс.

Постановщик непосредственных фотографий

Сергей Чиликов. Фото: Крокин галерея

Но этот блестящий снимок не характерен для всего его творчества. Главная тема Чиликова — маленький человек в предлагаемых фотографом обстоятельствах, когда проявляются его скрытые страсти, неосознанные желания, подавленная сексуальность. Девушки и женщины с голыми попами и грудью, мужики, затянувшиеся папироской, тетки в нелепых платьях, усталые пожилые женщины на обшарпанной коммунальной кухне, предоставленные самим себе неунывающие дети и унылые подростки, ничего про себя не понимающие, — его герои. Часто они смешные, но никогда не жалкие и не убогие. Чиликову все они нравятся, просто он хочет внимательнее их рассмотреть в выдуманных или, как в серии «Пляж», реальных ситуациях.

«Фотопровокации» — название нескольких его выставок, но провокативность снимков обманчива. Ни к чему плохому, опасному, саморазоблачительному Чиликов никого не подстрекает. Для этого он слишком сентиментален, снисходителен и добр. Он умел любить людей такими, какие они есть, относился к жизни философски. Обаяние его фотографий, их особенность — в соединении несоединимого: срежиссированности и непосредственности, насмешки и нежности, пристального взгляда на героя и сохранения дистанции с ним, — уважение к праву человека оставаться неразгаданным.

Источник

Добавить комментарий