В швейцарском городе Аарау открылась выставка «Цветы для искусства», для которой флористов приглашают создать композиции на основе произведений, выбранных ими в запасниках музея

Союз искусств и цветов

Союз искусств и цветов

Эрнст Людвиг Кирхнер. «Эрна с японским зонтиком». 1913. Фото: Aargauer Kunsthaus

Мало есть на свете вещей, которые так же хрупки, как живой цветок — недаром во фламандском натюрморте XVII века цветы символизируют vanitas, бренность всего сущего. Вот почему выставка «Цветы для искусства» длится всего пять дней. Она проходит в художественном музее города Аарау уже в седьмой раз при огромном стечении публики. (В прошлом году выставку за пять дней посетило 18 тыс. человек. Правда, в этом году в связи с угрозой коронавируса показ ограничили, онлайн продавалось только 1 тыс. билетов в день, а обычную кассу закрыли во избежание лишних прямых контактов.)

Можно сказать, что призрак флористики в последнее десятилетие бродит по Европе. Приглашение цветочных дел мастеров становится своего рода визитной карточкой и рекламой крупных культурных событий. Достаточно вспомнить изощренные флоральные композиции на знаменитой ярмарке антикварного искусства TEFAF в Маастрихте, которая, кстати, открывается 7 марта. Кроме Нидерландов своими садово-цветочными шоу известна Британия, но там преобладают традиционные показы цветочного дизайна, а выставки «ботанического искусства», то есть изображения растений и цветов, проходят параллельно.

Когда в 2014 году фонд Flowers to Arts запустил в Швейцарии проект, нацеленный на диалог изобразительного искусства и флористики, для музейной жизни страны это стало прорывом. В проекте «Цветы для искусства» флористов приглашают создать композиции на основе произведений, которые они сами выбирают в запасниках музея. А коллекция музея Aargauer Kunsthaus, одного из старейших в Швейцарии, обширна и разнообразна. Участники выставки (в этом году — 14 флористов из Венгрии, Германии и Швейцарии) отобраны из огромного числа претендентов специальным жюри, которое существует при фонде Flowers to Arts.

В основном флористы предпочитают традиционную живопись, но любят и современное искусство, фотографию и скульптуру; часто останавливаются на работах швейцарских художников. После выбора источника вдохновения они придумывают свои проекты, делают эскизы, обсуждая их с музейным куратором, и в последний момент, практически в день открытия, создают цветочные аранжементы прямо в залах музея, в одном пространстве с избранным произведением. В результате рождаются удивительные пары, а музей показывает те вещи, которые в постоянной экспозиции не присутствуют.

Флорист может работать по принципу ассоциации и создать колористическую или пространственную аналогию картины и скульптуры в букете либо цветочной композиции. Он может работать на уровне метафоры, а может постичь произведение концептуально или экспрессивно и поэтично. И такая «флоральная скульптура» будет обладать не меньшей выразительностью, чем статуя из бронзы.

Союз искусств и цветов

Александр Калам. «Водопад в Штауббахе». 1837. — Цветочная композиция: Северин Штадлер (Базель). Фото: Ольга Козлова

Александр Калам. «Водопад в Штауббахе». 1837. — Цветочная композиция: Северин Штадлер (Базель)

Пейзаж «Водопад в Штауббахе» классика швейцарского реализма Александра Калама по замыслу флориста становится трехмерным и выходит в выставочный зал как композиция из ветвей сливы, бука, магнолии, сосны и дерева с экзотическим названием «ликвидамбар». Все это сочетается с нежными подснежниками.

Союз искусств и цветов

Джованни Сегантини. «Горный пейзаж». 1898–1899. — Цветочная композиция: Клаудия Лишер, Аннина Рух (Санкт-Мориц). Фото: Ольга Козлова

Джованни Сегантини. «Горный пейзаж». 1898–1899. — Цветочная композиция: Клаудия Лишер, Аннина Рух (Санкт-Мориц)

«Горный пейзаж» основоположника швейцарского пуантилизма Джованни Сегантини перекликается с парящим в пространстве зала флоральным объектом: летний горный луг состоит из цветков гипсофилы, различные цветовые оттенки которой создают ощущение переливов красочных мазков.

Союз искусств и цветов

Эрнст Людвиг Кирхнер. «Эрна с японским зонтиком». 1913. — Цветочная композиция: Эльзбет Лойенбергер, Анита Шибли (Хаузен). Фото: Ольга Козлова

Эрнст Людвиг Кирхнер. «Эрна с японским зонтиком». 1913. — Цветочная композиция: Эльзбет Лойенбергер, Анита Шибли (Хаузен)

Японизм классика немецкого экспрессионизма Эрнста Людвига Кирхнера в картине «Эрна с японским зонтиком» находит отражение в сложной цветочной композиции, состоящей из цветков орхидеи, эустомы (лизиантус), ранункулюса (лютик азиатский), гиацинта, тилландсии, собранных в скульптурных чашах из рисовых зерен.

Союз искусств и цветов

Оскар Люти. «Музыканты». 1910-е. — Цветочная композиция: Катя Шлефли (Будапешт). Фото: Ольга Козлова

Оскар Люти. «Музыканты». 1910-е. — Цветочная композиция: Катя Шлефли (Будапешт)

Швейцарский авангардист Оскар Люти представлен кубистической работой «Музыканты» (вероятно, 1910-х годов). Для диалога с ней мастер из Будапешта выстраивает пространственную геометрическую конструкцию, наполненную цветами и плодами таких растений, как репейник, лавр, гвоздика, гиперикум (зверобой), фрезия, краспедия, бувардия, плющ.

Союз искусств и цветов

Мерет Оппенгейм. «Темные горы, справа красно-желтые облака». 1977–1979. — Цветочная композиция: Регула Гул (Цюрих). Фото: Ольга Козлова

Мерет Оппенгейм. «Темные горы, справа красно-желтые облака». 1977–1979. — Цветочная композиция: Регула Гул (Цюрих)

«Темные горы, справа красно-желтые облака» — поздний пейзаж знаменитой немецко-швейцарской художницы Мерет Оппенгейм, одной из основоположников европейского сюрреализма. Мастер флористики из Цюриха использовала в своей интерпретации дельфиниум (шпорник), краспедию, гиперикум (зверобой), орхидеи сорта «камбрия» и сухой папоротник, собранный ею на кладбище в деревне Кароне в кантоне Тичино, где похоронена художница.

Aargauer Kunsthaus, Аарау, Швейцария
Цветы для искусства
До 8 марта

Источник

Добавить комментарий