Художественное творчество самоучки, в отличие от литературного, было полностью забыто, пока его внук в 2017 году не подарил музею произведения деда

В Орсе показывают выдуманных монстров Леопольда Шово

В Орсе показывают выдуманных монстров Леопольда Шово

Леопольд Шово. «Чудовищный пейзаж № 55». 1921. Фото: musée d'Orsay

Выставка «В стране монстров. Леопольд Шово», превратившая один из залов Музея Орсе во что-то вроде палеонтологического музея с доисторическими существами, посвящена художнику-самоучке, хирургу Леопольду Шово (1870–1940).

Для палеонтологии эти создания, запечатленные в скульптурах и по-детски ярких рисунках, не представляют никакого научного интереса, так как являются плодом фантазии их создателя. Медиком Шово стал по настоянию семьи, но, так и не смирившись с нелюбимой профессией, с 1905 года параллельно начал заниматься скульптурой (возможно, по совету своего друга Жоржа Лакомба, живописца и скульптора, участника группы «Наби»). Новоявленный художник высекал, лепил и рисовал только монстров, образы которых были навеяны детскими воспоминаниями о Музее естественной истории в Лионе, где работал его отец, горгульями, свисающими с карнизов и водосточных труб готических соборов, чудищами с японских гравюр. При этом он не впадал в стилизацию, а создал собственный оригинальный стиль — экспрессивный и лаконичный в скульптуре и рисунках, а в акварелях яркий и красочный.

В Орсе показывают выдуманных монстров Леопольда Шово

Леопольд Шово. «Дом монстров». 1911. Фото: musée d'Orsay

Да и сами эти монстры, симпатичные, порой смешные, вовсе не собирались кого-то пугать. Шово так объяснял страсть к ним: «Душа монстров возникает из земных глубин, их формы буквально ласкают мои пальцы. Они рождаются во мне спонтанно. Вдруг открывают глаза и смотрят на меня — и я забываю все свои печали и невзгоды». Дважды Шово показал их на парижском Осеннем салоне, в 1911 и 1913 годах, но не получил никакого отклика и после уже и не пытался выставляться, работая только для себя.

Куда успешнее сложилась его литературная судьба. Параллельно с занятием искусством он писал сказки для детей, первые из которых иллюстрировал Пьер Боннар, а затем и сам их автор. Они до сих пор пользуются успехом, даже в далекой Японии, где одну из детских книжек Леопольда Шово — «Истории старого крокодила» (1923) — оживил в 2005 году известный аниматор Кодзи Ямамура.

В Орсе показывают выдуманных монстров Леопольда Шово

Леопольд Шово. «История слизня № 4». 1929. Фото: musée d'Orsay

Когда началась Первая мировая, об искусстве пришлось забыть: Шово был хирургом на передовой, потерял жену и двух сыновей. Став из-за этих трагических событий убежденным антимилитаристом, написал в 1916 году роман-репортаж «За кулисами битвы», а во время Второй мировой работал в Красном Кресте, помогая беженцам. Только раз, в 1920 году, он вернулся к искусству, обобщив трагический опыт в серии акварелей «Монструозные пейзажи».

После смерти Леопольда Шово его художественное творчество, в отличие от литературного, было полностью забыто, пока в 2017 году внук художника не подарил Музею Орсе 18 скульптур и 100 рисунков деда. Возможно, тогда и возникла идея этой выставки, включившей в последний ее раздел работы близких ему по духу современных авторов, один из которых, французский видеохудожник Бертран Дезото, впервые увидевший творчество художника-самоучки, назвал его недостающим звеном между Босхом и покемонами, очень метко определив место Шово в истории искусства, которое он сам так долго искал.

Музей Орсе
Леопольд Шово. В стране монстров
До 13 сентября

Источник

Добавить комментарий