В Палаццо Грасси на выставке «Анри Картье-Брессон. Большая игра» представляют взгляд на наследие фотографа через оптику звездных кураторов

Вим Вендерс, Энни Лейбовиц и другие знаменитости переосмысляют работы Картье-Брессона

Вим Вендерс, Энни Лейбовиц и другие знаменитости переосмысляют работы Картье-Брессона

Анри Картье-Брессон. «Дессау, Германия, май 1945». Серебряно-желатиновая печать, 1973. Фото: Fondation Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos

В 1972 году в Хьюстоне коллекционеры фотографии Джон и Доминик де Менил попросили Анри Картье-Брессона собрать свою «Большую игру» — группу работ, которые великий французский фотограф, автор метода «решающий момент», считал своим «избранным». В подборку вошли и фотографии, вдохновленные творчеством монпарнасских художников-сюрреалистов, и случайные уличные сценки.

Оригинальная подборка французского фотографа экспонируется в венецианском Палаццо Грасси. Выставка стала возможной благодаря сотрудничеству Коллекции Франсуа Пино и Национальной библиотеки Франции при поддержке Фонда Анри Картье-Брессона, между собраниями которых разделены 385 произведений, изначально отобранных автором по просьбе де Менилов. «Сама по себе идея впервые в истории объединить на европейской выставке все произведения из этой выдающейся подборки была невероятно захватывающей», — говорит Мартен Бетено, директор Коллекции Пино.

Вим Вендерс, Энни Лейбовиц и другие знаменитости переосмысляют работы Картье-Брессона

Анри Картье-Брессон. «Симиан-ла-Ротонда, Франция, 1969». Серебряно-желатиновая печать, 1973. Фото: Fondation Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos

Однако экспозиция не ограничивается демонстрацией архивов покойного фотографа. Посетителей ждет нечто гораздо более захватывающее и современное, поскольку куратор выставки Матье Юмери предложил пятерым видным деятелям создать собственные уникальные интерпретации творчества Картье-Брессона. Сокураторами Юмери стали миллиардер, бизнесмен, коллекционер и владелец музея Франсуа Пино, фотограф Энни Лейбовиц, кинорежиссер Вим Вендерс, писатель Хавьер Серкас и искусствовед Сильви Обена.

Юмери поручил кураторам выбрать из 385 фотографий по 50 штук и выдал им карт-бланш на интерпретацию их подборок без каких-либо тематических или хронологических ограничений. Это позволило, как отмечает Бетено, «создать совершенно новую „Большую игру“, и не просто новую, а такую, которая приумножает способы видеть творчество мастера».

Вим Вендерс, Энни Лейбовиц и другие знаменитости переосмысляют работы Картье-Брессона

Анри Картье-Брессон. «Лурд, Франция, 1958». Серебряно-желатиновая печать, 1973. Фото: Fondation Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos

Звезда американской портретной фотографии Энни Лейбовиц вспоминает, что открыла для себя творчество мэтра в юности, еще студенткой Института искусств Сан-Франциско, благодаря книге «Мир Анри Картье-Брессона», которая как раз тогда только что вышла из печати. Лейбовиц пишет в каталоге выставки: «Увидев работы Картье-Брессона, я захотела стать фотографом. Мысль о том, что фотограф может путешествовать по миру с камерой наперевес, смотреть, как живут другие люди, сделать смотрение своей миссией — и что это может быть твоя жизнь, — это была потрясающая, волнующая мысль». Лейбовиц вспоминает, как она разглядывала в книге две знаменитые фотографии Картье-Брессона: портрет французского художника Анри Матисса в окружении его белых голубей и тщательно выстроенную композицию, изображающую веселый пикник на высоком берегу французской реки. Обе вошли в ее подборку. Она называет Картье-Брессона «интуитивным мастером композиции».

Германский кинорежиссер и фотограф Вим Вендерс использовал в качестве источника вдохновения свою единственную встречу с Картье-Брессоном, состоявшуюся в Париже в конце 1980-х. «Когда все начали расходиться, он предложил подвезти меня до гостиницы. Внезапно мы оказались вдвоем в его маленьком автомобиле, только он и я, — пишет Вендерс. — Я смотрел на него. Он казался таким прозрачным, мягким и добрым, а еще немного хрупким». Они промолчали всю поездку: Вендерс так и не смог преодолеть смущение. «Почему я не спросил его ни о чем? — пишет режиссер. — Молчаливый силуэт за рулем автомобиля до сих пор встает у меня перед глазами, когда я смотрю на его фотографии. Но его лицо не ответит на мой вопрос. Теперь уже ничто не сделает этого, кроме его фотографий».

Палаццо Грасси, Венеция
Анри Картье-Брессон. Большая игра
До 20 марта 2021

Источник

Добавить комментарий